gototopgototop

Кассационная жалоба

 

 

В судебную коллегию по уголовным делам

Московского областного суда

143402, Московская область, Красногорский район,

п/о «Красногорск-2», МКАД 65-66 км,

Через Одинцовский городской суд Московской области

143007, Московская область,

г.Одинцово, ул.Советская, д.7

От адвоката

Маляра Дениса Сергеевича

Рег. № 50/6545 в реестре адвокатов Московской области

123557, г. Москва, ул. Малая Грузинская, д.52, офис 17

В защиту интересов Ф.И.О. Подсудимого

Дело № 1-660/11

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Приговором Одинцовского городского суда Московской области от ХХ ноября 2011 года (далее – Приговор) Ф.И.О. Подсудимого (далее – Подсудимый) признан в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), на основании которого назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима. На основании соглашения об оказании юридической помощи по настоящему делу я представляю интересы подсудимого в качестве защитника.

С вышеуказанным приговором категорически не согласен и считаю его незаконным, необъективным и несправедливым по следующим основаниям:

1. Выводы Одинцовского городского суда Московской области (далее – Суд), изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного заседания по данному уголовному делу.

В частности речь идёт о следующих обстоятельствах:

А) В судебном заседании Подсудимый пояснил, что добровольно и самостоятельно обратился в отдел полиции г. Голицыно, но в приговоре данные показания искажены и представлены в форме встречи Ф.И.О. Подсудимого с сотрудниками полиции в совершенно ином месте, чем вышеуказанный отдел полиции.

Б) Личный досмотр Подсудимого не проводился на месте предполагаемого задержания, в материалах Дела не имеется соответствующих протоколов о доставлении или административном задержании, либо протокола задержания подозреваемого, которые предусмотрены ст. ст. 27.7 КоАП РФ и 92 УПК РФ. Кроме того, в материалах уголовного дела отсутствуют иные процессуальные документы, которые отражают изъятие предметов у Ф.И.О. Подсудимого ХХ июля 2011г., в том числе в нарушение ст. 182 УПК РФ не составлен протокол личного обыска или выемки от ХХ июля 2011г.

Данное обстоятельство также подтверждено показаниями свидетелей Ф.И.О. Свидетеля 1, Ф.И.О. Свидетеля 2, Ф.И.О. Свидетеля 3 и Ф.И.О. Свидетеля 3, заслушанных и оглашенных в ходе судебного заседания и содержащих информацию о том, что Ф.И.О. Подсудимого добровольно выдал предполагаемые наркотические вещества до фактического начала производства личного досмотра.

Однако, вышеизложенные обстоятельства существенно искажены в Приговоре и подразумевают собой именно «изъятие».

2. Судом не учтены следующие обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы:

А) Согласно показаниям подсудимого, озвученным лично в ходе судебного заседания, он был введен в заблуждение сотрудниками полиции отделения г. Голицыно, в следствие чего принял добровольное участие в «личном досмотре» по причине отсутствия специальных познаний в юриспруденции и особенностях проведения отдельных процессуальных действий, предусмотренных уголовным законодательством.

Кроме того, Ф.И.О. Подсудимого были озвучены вышеуказанные причины, как предпосылка к последующим противоречивым показаниям в ходе предварительного следствия.

Обращаю внимание, что данное обстоятельство не только не учтено Судом, но и не было принято во внимание.

Б) Судом не учтено то обстоятельство, что Ф.И.О. Подсудимого в момент добровольной сдачи, а также на протяжении предварительного и судебного следствия предоставлял исчерпывающую информацию об источнике получения вероятных наркотических средств, таким образом активно способствуя раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, что подтверждается показаниями Подсудимого, а также свидетелей на предварительном следствии и судебном процессе, в том числе сотрудниками полиции.

Более того, в отношении данного факта стороной защиты было обращено отдельное внимание в ходе судебных прений.

В) Не учтено то обстоятельство, что Ф.И.О. Подсудимого не был задержан. Данный факт подтверждается даже сомнительными показаниями сотрудников полиции, в ходе которых было заявлено, что Подсудимый добровольно прошёл с ними в отдел.

Г) Проигнорирован тот факт, что в ходе судебного заседания свидетель Ф.И.О. Свидетеля 1 (сотрудник полиции) пояснил, что случаев добровольной сдачи наркотических средств в его практике прежде не имелось, и он не знает, что делать в подобной ситуации»

Д) Согласно приговору одним из доказательств виновности Ф.И.О. Подсудимого является имеющаяся в материалах Дела «Справка об исследовании» (стр.20).

Обращаю внимание, что согласно содержанию вышеуказанного документа при исследовании состав вещества был определен, как Диацетилморфин (Героин), однако согласно Протоколу медицинского освидетельствования № ХХХХ от ХХ июля 2011 г. (стр. 102) в крови Подсудимого была обнаружена морфино-кодеиновая смесь, что по сути является совершенно иным веществом, и даёт основания полагать, что вышеуказанные исследования проведены лишь формально без каких либо реальных действий, а их выводы основываются не на процессе исследования, а лишь на информации, которая была предоставлена вместе с объектом.

Е) Согласно ст. 177 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации осмотр следов преступления и иных обнаруженных предметов производится на месте производства следственного действия. Если для производства такого осмотра требуется продолжительное время или осмотр на месте затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра. Обращаю внимание на то обстоятельство, что согласно вышеуказанной статье УПК РФ изъятию подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу.

Однако, согласно тексту Протокола осмотра в нарушение части 3 вышеуказанной статьи был произведён осмотр конверта с сопроводительным текстом об источнике исследуемого материала. Из данного текста следует, что данный материал был изъят у Ф.И.О. Подсудимого ХХ июля 2011г.

В отношении вышеуказанных фактов стороной было заявлено ходатайство об исключении доказательства, как недопустимого.

Однако Судом ходатайство удовлетворено не было. Данный факт был признан – «Технической ошибкой»

Тем не менее Судом не были учтены следующие существенные обстоятельства:

1. В пояснительной записке имеется достаточное количество примеров написания цифр для однозначной идентификации вышеуказанной даты, в том числе цифры «Х» и «Х»;

2. В материалах уголовного дела имеется Заключение эксперта № Х/ХХХХ от Х августа 2011 года, которое содержит идентичную информацию о Конверте и подтверждает его существование. Тем более, что деятельность эксперта категорически несовместима с подобными «техническими ошибками»;

3. Утверждения государственного обвинителя о том, что допущенная ошибка является технической и может быть устранена в ходе судебного заседания, являлись несостоятельны, поскольку в данном случае речь шла о значимых для дела доказательствах, допустимость которых оспаривалась стороной защиты.

Аналогичной позиции придерживается Верховный Суд Российской федерации (п.11 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвёртый квартал 2010 года (утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 марта 2011 года);

4. Отсутствуют замечания к данному Протоколу осмотра со стороны указанных в нём лиц, что в свою очередь неопровержимо подтверждает отсутствие возможных опечаток при его составлении.

Данные факты аналогичным образом были проигнорированы Судом в ходе судебных прений, не были учтены при вынесении приговора и не нашли в нём своего отражения.

5. В ходе осмотра вышеуказанного конверта в судебном заседании стал очевиден факт наличия следов вскрытия на нём, однако само содержимое осмотрено не было, и по настоящее время осталось неизвестным для присутствовавших.

Ж) Судом не учтён тот факт, что в результате лишения свободы Ф.И.О. Подсудимого, его малолетний ребёнок остается на попечении матери-одиночки, которая в связи с произошедшими событиями, в том числе избрании меры пресечения в отношении Подсудимого, по существу осталась наедине с обязанностями воспитания и содержания ребёнка, поскольку в настоящий момент работает по ночам, досрочно выйдя из декретного отпуска, и совмещает работу с получением высшего образования на вечернем отделении, фактически лишена физических и духовных сил, а также средств к существованию.

Считаю, что совокупность неучтённых сведений, указанных выше и заведомо известных суду по результатам прений сторон, с продолжительностью и видом меры пресечения в отношении Подсудимого, вполне достаточной для осознания всей глубины проблемы и последствий пагубной привычки, послужили причиной вынесения несправедливого приговора с применением излишне строго наказания.

3. В приговоре не указанно по каким основаниям суд принял одни из противоречивых доказательств и отверг другие.

В частности об этом свидетельствует отсутствие упоминаний о Заключении эксперта, которое указано в п. Е.2., а также показаний Подсудимого относительно введения его в заблуждение сотрудниками Голицынского отдела полиции.

4. Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания:

А) В материалах Дела имеется Постановление по делу об административном правонарушении от ХХ июля 2011 года (далее – Постановление, стр. 19).

Согласно данным вышеуказанного Постановления достоверно известно и не подлежит сомнению то обстоятельство, что Ф.И.О. Подсудимого ХХ июля 2011 г. В 21 час 30 минут употребил наркотическое средство без назначения врача, а в последствии был подвергнут административному задержанию в 22 часа 45 минут . Данное постановление обжаловано не было, что свидетельствует об однозначности установленных в нём фактов, а также исключению возможности опечатки или указания ошибочных данных.

В своих показаниях, со ссылкой на собственноручно составленный Протокол личного досмотра, свидетель Ф.И.О. Свидетеля 1 сослался на факт задержания Ф.И.О. Подсудимого и проведения личного досмотра в 19 часов 30 минут ХХ июля 2011 года. Данное обстоятельство в корне противоречит заведомо достоверным фактам, которые отражены в вышеуказанном Постановлении об административном правонарушении.

Тем не менее, данное обстоятельство истолковано судом лишь как отсутствие оснований для исключения состава преступления в действиях Ф.И.О. Подсудимого несмотря на то, что стороной защиты обращалось отдельное внимание к данному Постановлению с целью наглядной демонстрации возможного служебного подлога документов, использованных в последствие стороной обвинения в качестве доказательства.

В частности в недоумение по прежнему вводит вопрос о том, каким образом Ф.И.О. Подсудимого, употреблял наркотические средства после его задержания и проведения личного досмотра, находясь в непосредственном взаимодействии с сотрудниками полиции г. Голицыно, которые в свою очередь и предоставили основные материалы доказательств обвинения по данному уголовному делу, если в совокупности установленных фактов достоверность подобных доказательств не выдерживает никакой критики.

Б) В ходе судебного заседания оглашены свидетельские показания, а также допрошены в качестве свидетелей Ф.И.О. Свидетеля 1 (сотрудник полиции, который приглашал понятых и осуществлял процедуру личного досмотра), Ф.И.О. Свидетеля 3 и Ф.И.О. Свидетеля 3 (лица, которые были приглашены в качестве понятых). Таким образом установлены следующие противоречивые сведения:

1. Согласно показаниям Ф.И.О. Свидетеля 1 он единолично приглашал понятых, однако последние утверждают, что с данной просьбой к ним обращались несколько сотрудников полиции.

2. Понятые были приглашены Ф.И.О. Свидетеля 1 в одно и тоже время, в одном и том же месте, но по неустановленным причинам впервые встретились лишь в отделении полиции, в котором производился личный досмотр.

3. Оба свидетеля, участвовавших в качестве понятых при проведении личного досмотра Ф.И.О. Подсудимого, утверждают что, войдя в помещение, где проводилась соответствующая процедура досмотра, там уже находился второй понятой, что само по себе невозможно. Данные утверждения закреплены в письменных показаниях вышеназванных свидетелей и озвучены ими лично в ходе судебного заседания.

4. В ходе судебного заседания Свидетель Ф.И.О. Свидетеля 4 не смог ответить на вопросы стороны защиты об особых приметах свидетеля Ф.И.О. Свидетеля 3, в частности на вопросы о таких ярко выраженных, как внешний вид, довольно крупное телосложение и стрижка, вернее её полное отсутствие.

Напоминаю, что по вышеуказанным фактам, которые также подтверждены свидетелем Ф.И.О. Свидетеля 3. в ходе дачи показаний, стороной защиты был задан исчерпывающий список наводящих вопросов, исключающий лишь прямые и совсем очевидные ответы на них. Данное обстоятельство однозначно указывает на то, что свидетель Ф.И.О. Свидетеля 4 никогда не встречался с Ф.И.О. Свидетеля 3 вплоть до судебного заседания.

Таким образом является очевидным тот факт, что в ходе проведения личного досмотра Ф.И.О. Подсудимого, присутствовало не более одного понятого, что является прямым нарушением требований п.п. 3 и 8 ст. 27.7. КоАП РФ.

Однако... согласно приговору «Показания свидетелей являются логичными, последовательными, согласуются с письменными материалами дела уголовного дела. У суда нет оснований сомневаться в показаниях свидетелей, а также достоверности письменных доказательств, указанных в решении».

Считаю, что указанные в пунктах А и Б обстоятельства бесспорно свидетельствуют не только о существенных противоречиях в выводах суда, но и о противоречивости выводов фактическим обстоятельствам дела и здравому смыслу, к сожалению.

5. В действиях суда усматривается неправильное применение уголовного закона ввиду следующих обстоятельств:

А) При рассмотрении ходатайств об исключении доказательств судом была неверно истолкована норма ст. 75 УПК РФ, что выразилось в следующем:

Стороной защиты были заявлены ходатайства об исключении доказательств, в частности материалов проверки по факту возможного обнаружения у Ф.И.О. Подсудимого наркотических средств.

Данные ходатайства были отклонены судом с формулировкой «Нарушений уголовно-процессуального кодекса не имеется»

Действительно, ст. 75 УПК РФ, недопустимыми доказательствами по делу являются доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса.

Однако, высший закон Российской Федерации – Конституция Российской Федерации в ч. 2 ст. 50 устанавливает более жёсткое требование: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Следовательно, допустимость доказательства определяется его законностью – строгим соответствием законодательству.

Ввиду вышеизложенного стоит отметить то обстоятельство, что вышеуказанные доказательства были получены с нарушением порядка предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности, который предусмотрен ст. 11 Федерального Закона Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности".

В частности в материалах уголовного дела отсутствовало соответствующее постановление руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРМ), а сообщение о результатах оперативно-розыскной деятельности не содержит обязательной информации (когда, где, в результат какого оперативно-розыскного мероприятияи какие именно получены результаты, когда и кем санкционировалось оперативно-розыскное мероприятие, наличие судебного решения на его проведение). Аналогичным образом в материалах Дела подтвердилось отсутствие результатов рассмотрения вопроса о возможном расскречивании данных ОРМ.

В том числе Судом было отказано в удовлетворении ходатайства об исключении доказательства в форме Заключения № Х/ХХХХ от Х августа 2011 года. Тем не менее данный документ составлен нарушением требований ст. 204 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), а именно не содержит сведений об ученой степени эксперта и данных о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы

Вышеуказанное разъяснение использовалось стороной защиты как при подаче ходатайств, так и в ходе судебных прений.

Тем не менее тот факт, что судом были проигнорированы нормы Конституции, фактически единственного закона, которому подчинены судьи РФ при осуществлении профессиональной деятельности, вызывает неоднозначные эмоции.

Б) Согласно примечанию 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Кроме того, вышеуказанным примечанием к ст. 228 УК РФ, а также Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 приводится исчерпывающий список оснований, исключающий возможность уголовной ответственности по ст. 228 УК РФ: Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изъятие указанных средств, веществ или их аналогов, таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, при задержании лица и при производстве следственных действий по обнаружению и изъятию указанных средств, веществ или их аналогов, таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Ввиду вышеизложенного обращаю особое внимание на следующие факты:

1. Ф.И.О. Подсудимого в момент добровольной сдачи, а также на протяжении предварительного и судебного следствия предоставлял исчерпывающую информацию об источнике получения вероятных наркотических средств, таким образом активно способствуя раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших.

2. Ф.И.О. Подсудимого не был задержан и добровольно явился в отдел полиции г. Голицыно, что подтверждается материалами дела и показаниями свидетелей, в частности сотрудниками полиции.

3. Ф.И.О. Подсудимого добровольно сдал предполагаемые наркотические вещества, не смотря на то, что имел реальную возможность распорядиться ими иным способом, так как каких-либо следственных действий в отношении его на момент сдачи не проводилось. Данные обстоятельства так же подтверждены показаниями свидетелей, включая сотрудников полиции.

Таким образом, на момент вынесения Приговора все установленные обстоятельства всецело удовлетворяли требованиям, предъявляемым Примечанием к ст. 288 УК РФ и не подтверждают не одного основания, исключающего возможность освобождения от уголовной ответственности, так как уголовным законодательством РФ личный досмотр в качестве следственных или судебных действий не предусмотрен, как и процессуальный документ в форме Протокола досмотра.

Тем не менее, судом было проигнорировано Примечание 1 к ст. 228 УК РФ и применена ч.2 вышеуказанной статьи. Согласно тексту приговора данное решение мотивированно не возможностью исключения состава преступления.

С подобной мотивировкой невозможно согласиться, поскольку в данной ситуации, учитываю её полную картину, подлежит применение п.2 ст. 14 УК РФ ввиду малозначительности деяния по отношению к целям, которые преследовал Подсудимый согласно его показаниям в ходе судебного заседания.

6. Одинцовским городским судом Московской области допущены следующие процессуальные нарушения:

Б) Заключительная часть судебного заседания началась 14 ноября 2011г. В 12 часов 25 минут.

В ходе заседания был объявлен перерыв с 12 часов 37 минут до 12 часов 55 минут, в результате чего защитник воспользовался данным временным промежутком в личных целях и покинул здание суда.

Вернувшись защитник столкнулся со следующей сложностью – согласно внутреннему распоряжению председателя Суда вход в здание закрывается в 13 часов 50 минут по причине обеденного перерыва.

Таким образом, защитник фактически был лишён возможности присутствия на судебном заседании, поскольку о вышеуказанном обстоятельстве, заведомо известном председательствующему судебного заседания извещён не был.

В итоге, после продолжительных разъяснений с судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности суда, удалось лишь услышать заключительные моменты провозглашения приговора по данному делу, а обвиняемый в нарушение ст. 51 УПК РФ был лишён гарантированного обязательного участия защитника.

В) Согласно п.7 статьи 259 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК) ХХ ноября 2011 года стороной защиты было заявлено Ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания.

Данное и последующие обращения стороны защиты в Одинцовский городской суд Московской области с целью ознакомления с вышеуказанным протоколом были оставлены без удовлетворения, в частности в ходе телефонных переговоров с секретарем судебного заседания ХХ и ХХ ноября текущего года, а также посещении суда ХХ ноября 2011г. (данное посещение зарегистрировано в книге учёта посетителей суда).

Вопреки п.7 ст. 259 УПК РФ председательствующим судебного заседания по настоящее время (в течении и по окончании предусмотренного законодательством срока) не обеспечена возможность ознакомления с протоколом судебного заседания сторонами.

О каких-либо объективных причинах пропуска срока изготовления вышеуказанного протокола стороне защиты не сообщалось, что в свою очередь является очередным нарушением названной выше процессуальной нормы, кроме того при последнем обращении стороны защиты к секретарю судебного заседания была получена устная информация о том, что в настоящее время материалы дела не оформлены надлежащим образом.

В настоящий момент по данному факту в адрес председателя Одинцовского городского суда направлена жалоба (копия прилагается – приложение № 2). Однако ситуация не изменилась.

Считаю, что вышеуказанные лишения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства и несоблюдение процедуры судопроизводства прямым образом повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, так как Подсудимый был фактически лишён предусмотренного ст. 373 УПК РФ права в форме проверки законности и обоснованности судебного решения по Делу в рамках производства в суде кассационной инстанции, поскольку защитник был ограничен в информации, необходимой для подачи жалобы, в частности с содержанием приговора был ознакомлен лишь ХХ ноября 2011г., а отсутствие протокола судебного заседания до настоящего момента подразумевает неизвестность его содержания вплоть до истечения срока подачи кассационной жалобы.

В заключении настоящей жалобы не могу не отметить тот факт, что на протяжении всего судебного заседания председательствующий неоднократно и открыто склонял подсудимого к признанию вины, что является вопиющим нарушением ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 3 сентября 1953 года, ратифицированной Россией 30 марта 1998 года.

Принимая во внимание колоссальное количество нарушений, допущенных Одинцовским городским судом Московской области, несправедливость вынесенного приговора, а также очевидную невозможность справедливого судебного разбирательства по данному уголовному делу в вышеуказанном суде, руководствуясь ст. 27.7 Кодекса РФ Об административных правонарушениях, п. 2 ст. 14, ст. 228 и примечанием к ст. 228 Уголовного кодекса Российской федерации, ст. ст. 51, 75, 92, 177, 182, п. 7 ст. 259, ст. 373, гл. 43 и 45, ч.1 ст. 379, п. п. 1-4 ст. 380, ч.1, ст. 381, п. п. 4 и 11 ч.2 ст. 382, ч.1 ст. 383 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ч.2 ст. 50 Конституции Российской федерации, Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 марта 2011 года, ст. 11 Федерального Закона Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности", Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14, а также ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 3 сентября 1953 года.

ПРОШУ:

1. Отменить Приговор Одинцовского городского суда Московской области от 14 ноября 2011 года и прекратить уголовное дело руководствуясь п.2 ч.1. ст. 378 УПК РФ, либо изменить его в порядке ч.2. ст. 387;

2. Считать сведения, изложенные в настоящей жалобы заведомо достоверными, поскольку стороне защиты вплоть до окончания срока на её подачу не предоставлена возможность ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения на него замечаний;

3. Рассмотреть вопрос о присутствии Ф.И.О. Подсудимого в судебном заседании с целью вероятной необходимости удостоверения его показаний в ходе судебного заседания суда первой инстанции.

Приложения:

Ордер № Хот ХХ.11.2011г. на защиту Ф.И.О. Подсудимого;

Копия жалобы в Одинцовский городской суд Московской области от ХХ ноября 2011г.

С уважением, «ХХ» ноября 2011 года

Адвокат Д. С. Маляр

 
Документы адвоката Маляра Дениса Сергеевича. Заявления. Жалобы. Ходатайства.
Рейтинг@Mail.ru /div